Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Жизнь удалась... Блин... Привет спине.

Как ни странно, тягая колесья для грузовика в рейсе, ничего криминального не заметил, домой зашел, что-то поясница как-то побаливает. Списал на то, что расслабился, с непривычки мышцы "забились", все-таки давненько до колес дело не доходило. Да и дороги оставляют желать лучшего, каждая "волна" в асфальте, незаметная на легковой, но очень хорошо ощутимая на грузовике, где сидишь "на колесе", как кувалдой, каждый раз бьющая по позвоночнику, заставляют весь последующий день по приходу с рейса валяться в лежку. То ли старею, то ли лечиться надо.



В общем. Дома, при попытке поднять что-то не очень тяжелое, получил радкулитом в поясницу. Кое-как разогнулся, дополз до дивана. Давненько не прихватывала эта профессиональная болезнь, помноженная на разгильдяйство российских дорожников. Полежал. Не проходит. Вызваи "скорую", приехала за минут десять, даже удивился. Воткнули иголку в зад, поясница вроде болеть перестала, зато начала задница. Как она прошла, снова спина начала. Прихватило так, что даже лежать толком не могу, не говоря про сидеть или того хуже, ходить.

Одна радость,уже дома, а не в рейсе. В рейсе много хуже. Как то было уже.



(с) дальнобой.ру. Алексей Кидовский. Советская Гавань.


Не засранец. Вернее, не совсем.

Collapse )

Про промышленный альпинизм.

На эту запись меня натолкнуло размещение поста в блоге у камрада Мити. Вдруг вспомнилось, с чего я начинал свою трудовую деятельность. Она и сейчас честно говоря особо не блещет скукотой и однообразием, но все же жизнь наша познается в сравнении.

Но вернемся к промальпу. Куда можно было податься малолетнему оболтусу, молодому растущему организму которого хотелось кушать, но чьи твердые жизненные принципы не позволяли заниматься воровством и разбоем, а с веревками, узлами и альпинистским снаряжением уже на тот возраст я умел обращаться лучше, чем многие из нынешних промальпинстов. Ну конечно же на стройку. Фасады красить, металлоконструкции, мосты, само собой окна мыть на входящих тогда в эксплуатацию «небоскребах» из стекла и бетона.

Фотографию своровал из того же Митиного блога.Критиковать буду.

d0bcd0bed0b9d189d0b8d0bad0bed0bad0bed0bd

[Продолжение]

Для начала. Это не альпинист, а самоубийца. Объясняю — во первых самое основное, это отсутствие страховочной веревки. На фотографии видно «основную», на которой он висит и что-то похожее на страховку, болтающееся внизу. Даже если предположить, что чувак висит в нижней части спелеообвязки, то обрыв основной веревки скорей всего влечет за собой последующие спасательные работы по его снятию с высоты со сломанным позвоночником. У меня резалась основная веревка о жестяной козырек лоджии и даже падение на длину страховочного «уса» примерно полметра, а не как на фотографии, если предположить, что это все-таки страховка метра полтора, так вот ощущения были таковы, что я потом еще неделю хромал и весь в синяках от обвязки ходил.

Идем дальше, удивительно, но чувак на веревке еще волосат. Здравомыслящие люди обычно одевают кепку-косынку и тщательно следят, что бы из под головного убора не выглядывало ни волоска — спусковое устройство при спуске так прекрасно их «зажевывает» и выдергивает клочьями. По технике безопасности конечно еще и каску полагается одевать, но даже в обычной кепке цепляясь козырьком за веревку от ударов по голове к вечеру голова уже болела. А уж от тяжелой каски… Когда у меня челка в спусковуху попала, мне пришлось подняться на страховочной веревке, освободив от нагрузки «основную», повиснуть на ней же, выстегнуть спусковое устройство освободив шевелюру, затем снова одеть на веревку спусковое устройство и уже освободившись от «страховки», перестегнувшись на «основную» продолжить работу. Больно былооооо…

Ну и последнее из явного — отсутствие каких либо рукавиц-варежек-перчаток. В случае возникновения какой-либо критической ситуации он даже экстренно на землю спуститься не сможет. Когда мы работали, нам двух пар не самого худшего качества хлопчатообумажных перчаток не всегда на два дня хватало, по причине их сгорания от трения о веревку при спуске, во время дождя или связанных с водой работой хватало на пять-шесть спусков. Уж не помню, что именно мы делали на той двенадцатиэтажке, но неестественное дрожжание веревки заставило меня вися на уровне восьмого этажа посмотреть наверх и увидеть,как чья-то рука с ножом режет мою «основную» веревку. Из вариантов было или запрыгнуть сквозь закрытое окно в чью-нибудь квартиру, или экстренно спускаться на землю, молясь, что бы веревку не успели перерезать. Выбрал второе, отстегнул страховку, оттолкнулся от стены и свободный полет примерно до второго этажа, где начал останавливать свой полет. Итог — «сгоревшее» от трения о веревку спусковое устройство и полное отсутствие кожи на пальцах моей правой руки, которая держала веревку при спуске. Не было бы перчаток, или веревку бы от боли не удержал разбившись, или без рук до земли доехал бы…

Но не надо думать, что в работе на высоте один экстрим. При хотя бы частичном соблюдении техники безопасности работа с веревками наверное даже безопаснее работы с лестницы, а возможно и с «лесов». Бывали естественно и курьезы…

Спустившись к одному окну, встретился с прекрасной юной девой, готовящей обед, которая меня напоили чаем и на которой спустя пару лет едва не женился. Красили больницу «инфекционку», помогал сбежать оттуда девчонке, которую неделю назад привезли после «молока под огурцы», а потом две или три недели по инструкции должны были там «проверятьмариновать» на наличие инфекций. До сих пор переписываемся.

Или жарким летним вечером спускаешься к чьему-то окну, там мужики пиво пьют. Ну естественно сперва мат от неожиданности за окном, потом посидели ,они внутри, я снаружи, попили пива, покурили и дальше.Они пить, я работать.

Не хочу вспоминать, что приходилось видеть по утрам в выходные дни.

Как этот бедолага, который признался: «Я застал чувака, который складывал всякий хлам в носок».

«Я работал на обычных домах и на небоскребах. Единственный голый человек, которого я видел, был очень старый пожилой человек, который встал с больничной койки в распахнутом халате».

Бен Мюриэль, 44 года: «Я видел много голых людей. Однажды я увидел деваху, эм, одноразовую, всю потрескавшуюся».

Он добавил: «А еще я видел женщину, которая кричала своему парню, что он ее сейчас сломает … в этот момент они были в акте».

«Была пожилая леди, которая спала в кресле с рукой в трусиках».

Это все фигня в сравнении с российской действительностью. Тут бывало всякое. Самое запоминающееся, это когда в прекрасное воскресное августовское раннее утро после ночного запоя отмечания «Дня строителя» с обильными возлияниями, будучи не то что с похмелья, а банально пьянющими, мы навесили веревки на солнечной стороне здания, что бы успеть хоть что-то сделать до того, как стена успеет нагреться от солнца, потому, что когда стена нагреется, работать на ней становится адом. По асфальту в жаркий день приходилось босиком ходить? А теперь попробуйте на четвереньках поползать для полноты, так сказать, ощущений…

Ну так вот, дом 12-15 этажный, уже за давностью лет и не помню, время около шести утра, обычное зашторенное окно, раму которого мне предстоит покрасить. Фиксирую спусковое устройство, висел на так называемой «решетке», она удобна простотой и тем, что не «закручивает» веревку в отличии от «восьмерок» и «рогаток». Ну так вот, зафиксировал, наученный опытом, когда после срыва неделю ходил хромая на обе ноги одновременно с синяками от "обвязки" на заднице вытянул слабину страховки, макнул кисточку в краске и протянул руку к раме…

В этот момент окно резко распахивается, заставив меня вздрогнуть от неожиданности и там возникает бабуля «божий одуванчик" слона на бегу с ног валящий . Судя по тому, что ее раскачивает так же как и меня лишь с той разницей, что я, даже потеряв сознание останусь висеть на веревке в той же позе никуда не девшись, а вот  ей, дабы не упасть приходилось держаться за подоконник. У кого из нас было алкогольное опьянение оказалось сильнее мне трудно сказать, условно мы были примерно в одном состоянии.

-Ты что тут делаешь, сынок? —  спросила бабушка.

-Вот, раму покрасить вам хотел, закройте окно пожалуйста, я покрашу и уйду —  отвечаю не подозревая подвоха. Сам подумываю, не попросить ли воды, а то последствия ночного празднества уже начинают проявляться сухостью во рту.

Бабуля, оставив открытым окно исчезает в глубине кухни. Сам более-менее прикрыв оторвав градусник с рамы окно, снова макаю кисть в краску и тяну руку к раме. Окно опять резко открывается, там та же бабуля, но теперь на подоконнике уже стоит полстакана и рядом на тарелочке аккуратно порезанный малосольный огурец.

-Выпей сынок,тебе тяжело.

-Бабуля, здесь же высоко, я же упасть могу, мне нельзя пить.

Несмотря на то, что с моих 17-18 лет до нынешнего времени мозгов, судя по образу жизни у меня не прибавилось, но и тогда, и уж тем более сейчас я понимал, что технику безопасности нарушать можно, но только до определенных пределов. Ну вроде как в экстремальном отдыхе, главное вовремя понять, где кончается экстрим и наступает полярный лис . А именно полярный лис и начал подкрадываться со спины, в виде начинающего припекать солнца. А тут еще и «контрольный в голову» в виде полстакана самогона в семь утра…

Бабуля с каменным выражением лица молча сует руку куда-то за подоконник и достает оттуда нож, уж не знаю, какая падла ее этому надоумила, но она хватает рукой ни за веревку, ни за страховочный ус, а именно за спусковуху, не давая ее разблокировать и спустится, приставляет к натянутой под моим весом веревке нож…

-Пей!

-Ок бабуль,сейчас-сейчас!!! — я перестаю упорствовать от понимания, что до того, пока этотмать ее божий одуванчик успеет перерезать веревку, спуститься не успею, запрыгнуть в соседнее окно не получится, «перестегнуться» на страховку до того, как бабка и ее перережет тем более не успею.

Выпиваю самогон, ставлю стакан на подоконник, закусываю. Бабушка ни слова не говоря убирает нож обратно под подоконник и закрывает окно. Молча…Сижу на восьмом или девятом этаже перед окном, закуриваю, пытаюсь понять стремительно уходящим от меня разумом, что же это было?

Наверное с коллегой встретился, строителем-пенсионером…